2018-2019

ПРЕССА
Австрия Великобритания Германия Дания Италия Канада Латвия Норвегия Россия Словакия США Финляндия Франция Чехия Швейцария Швеция

"Надеюсь, Россия никогда не будет так играть, как Финляндия". Финальное интервью Воробьева на ЧМ
26 мая 2019 года. "Спорт-Экспресс". Алена Гребнькова и Игорь Ероненко.

Слова главного тренера сборной России Ильи Воробьева после матча за бронзу с Чехией (3:2 Б)

– Что произошло с командой в третьем периоде? Сил не хватило или чехи поддушили?

– Всего понемножку. Где-то "физика", где-то психология, что нам надо. Больше психология, что нам надо кровь из носу.

– Турнир покидаете с какими чувствами?

– С двоякими. Хотелось большего, но один гол нас отделил от этого. Из десяти игр девять выиграли, одну проиграли, но жизнь такая.

– Поражение на групповом этапе было бы полезным?

– Сейчас наверное, можно сказать, что поражение было бы полезным для нас.

– Чего больше всего не хватило в матче с финнами?

– Они очень неудобно для нас играли и не хватило поворота в игре. Надо было заносить шайбу в ворота зубами, тачдауном, надо было лезть на ворота

– В концовке не выпустили Анисимова, Андронова, которые могли этим заняться.

– Мы вратаря снимали, поэтому нужны были игроки, которые забивают.

– Сегодня в большей степени Василевскому надо сказать "спасибо"?

– Да.

– Сборная играла весь турнир длинными передачами, может стоило перейти на короткий пас?

– Шайбу надо было больше из середины убирать, по бортам надо было проходить в среднюю зону. Много в середине теряли шайб. Надо более продольно играть.

– Не было мысли развести некоторых игроков по звеньям? Овечкина и Кузнецова, Малкина с Дадоновым. Иногда они выпадали из игр.

– Идеи были разные, все обсуждалось. Но мы приходили к решению, что так будет лучше.

– Овечкин сказал, что лучше выиграть матч за бронзу, чем проиграть финал. Согласны?

– Был в обеих ситуациях. Бронзу выигрываешь, а серебро проигрываешь. Цена медали все равно другая, но в голове ты бронзу выигрываешь.

– Согласны, что на турнире удалось собрать уникальную линию обороны?

– Да, согласен.

– Владислав Третьяк сказал, что вы продолжите работу, выразил вам доверие. Насколько вас это вдохновляет?

– Вдохновляет. Дает шансы выигрывать.

– Возможно ли возвращение Игоря Никитина в сборную?

– Не по адресу вопрос.

– Овечкин разочаровал?

– У нас одна команда. У нас был такой состав, что не получиться каждому забивать по 18 голов. Тогда бы мы играли с группой C. Есть игровое время, ребята привыкли действовать по разному в своих команд

– На сборную обрушилось достаточное количество критики, особенно после поражения от Финляндии. Кто-то говорит о провале. Как бы вы коротко сформулировали итог чемпионата мира для России?

– После вашего вопроса – никак. Раз кто-то так пишет, пусть пишет.

– В этом сезоне вы совмещали работу в СКА и сборной. Прибавилось седых волос?

– Не знаю, не подсчитываю их. Наверное, стало больше.

– Год назад вы были более спокойным человеком, чем сейчас?

– (Смеется.) Хороший вопрос. Возможно.

– Для вас этот турнир – первый опыт работы с командой, в расположении которой – хоккеисты с серьезными именами. Насколько было сложно?

– Ребята приехали с позитивным настроением, у нас не получилась только одна игра. Надо сказать спасибо парням, что приехали на ЧМ, что никто не перетягивал одеяло на себя.

– Вы не были заложником ситуации при комплектовании состава? Не возникало такой проблемы, что кого-то нельзя было не вызвать?

– Не думаю, что это была проблема. Повторюсь, никто не тянул одеяло на себя, это важно.

– Финляндия дошла до финала с двумя игроками из НХЛ. Можно ли говорить, что не нужно держаться за звезд, или одно поражение – не показатель?

– Ситуация двоякая. Иногда бывает, что кому-то не хватает мастерства, иногда получается, что команда все отбила, все броски приняла на себя, как финны вчера. Надо смотреть от матча к матчу, в какой хоккей играет команда.

– В прошлом году в Копенгагене у вас был состав слабее нынешнего, но при этом вы все равно не играли, как Финлянлдия. Возможно ли, что в каком-то матче переймете их тактику?

– В принципе, возможно, но тогда нужно будет переодеть хоккеистов в майки другой сборной. Россия так никогда не играла и, надеюсь, не будет так играть вообще.

У болельщиков и игроков такой стиль вызовет отторжение?

– Думаю, да.

– Бытует мнение, что Финляндия сыграла в тот хоккей, который всегда ставил ваш отец.

– Да, я читал об этом.

– Отец вам что-то говорил по этому поводу?

– Нет. Ему вчера было чем заняться, кроме этого.

– Вчера вы обещали подумать о том, в чем ваша главная ошибка. Подумали?

– Буду думать. Сейчас будет месяц отпуска, подумаю.

– Вы железно остаетесь в сборной?

– Вы мне этот вопрос задаете?

– Общались с руководством по поводу вашего будущего?

– Только что? Прямо после матча?

– Ваше личное желание?

– Следующий вопрос.

– Если бы у вас была возможность от кого-то отказаться, вы бы это сделали? Можно без имен.

– Нет. Некорректный вопрос.

– Были люди, от кого ждали большего?

– Этот вопрос – туда же, куда и предыдущий. Понимаю, что у вас, корреспондентов работа. У меня работа другая – оставить все это внутри команды.